Устройство офиса Джесси Ливермора

//

Как Ливермор ограждает себя от плохого влияния

Окружающая обстановка, в которой Джесси Ливермор проводит рабочий день, им самим же и создана. Это результат его долгого опыта в бизнесе торговли акциями.

Атмосфера это хорошо известный термин Уолл Стрит, обычно применяется для психологических условий, существующих на Улице, но особенно в брокерских фирмах, где привыкли собираться те, кто покупает и продает ценные бумаги. Атмосфера брокерского офиса меняется в зависимости от характера рынка, количества и интеллектуального уровня клиентов. Есть маленькие офисы с несколькими биржевыми телеграфами и другими брокерскими принадлежностями, и парой клиентских комнат. Это выглядит как тихое место, но это не так. В течение пятнадцати минут сосредоточиться на своих мыслях практически невозможно, в течение всего рабочего времени идёт обычный поток обмена слухами и сплетнями между брокерами и клиентами. О концентрации не может быть и речи, если вы не можете стать глухим и немым. В больших офисах, с большими котировочными досками, с посещаемостью 25-50 клиентов, атмосфера в десять раз напряжённее и более невозможна с точки зрения профессионального трейдера. Маленькие кучки вокруг небольших, низких телеграфов являются кружками для слухов. Ваш сосед, в следующем кресле постоянно хочет поделиться с вами своими надеждами и страхами: что он видит, слышит, думает или знает.

Ливермор прошёл через всё это. В течение долго времени он не мог пользоваться преимуществом тишины и уединения, но много лет назад он начал практику торговать из своего частного офиса, где он не может быть побеспокоен деморализирующим гамом клиентской комнаты.

Утренняя поездка из его особняка или летнего дома в Great Neck осуществляется на автомобиле; он не пользуется железнодорожным транспортом или подземкой. Многие богатые и известные финансисты пользуются ими, и у них нет специальной причины избегать контакта с другими людьми. У Ливермора есть эта причина так как он знает, что если будет использовать общественный транспорт, то вынужден будет выслушивать массу слухов и сплетен, которые мешают формированию его собственного суждения. Действуя в одиночку, он делает свои собственные рассуждения, и он не хочет, чтобы этим рассуждениям мешали утром, в полдень или вечером.

Одним из наиболее незаменимых качеств трейдера, с его точки зрения, является самообладание – такое состояние умственного равновесия, избавленное от влияния надежд или страхов, которое позволяет ему воспринимать любую ситуацию спокойно и объективно. Он обладает этим желаемым качеством в наиболее значительной степени – был, возможно, рождён с этим и со временем развивал его.

Что больше всего ненавидит Ливермор?

Больше всего он ненавидит советы. Человек, даже с небольшим опытом на Уолл Стрит знает как часто кто-то решит действовать на основании определённой ситуации и как легко он откажется от намеченного курса по какому-то коварному предложению. Внимательно изучив эффект всех этих влияний он уже давно выучил, что получает лучшие результаты исключая любой элемент, препятствующий образованию его собственного суждения, которое основывается на фактах, значительных причинах и логических выводах.

Среди других практик в его собственном саморазвитии, он провёл исследование психологии. Я не имею в виду, что он просто задумывался над психологическим эффектом той или иной фазы Уолл Стрит; он взял курс – стать студентом психологии, так же как он вникал в любой другой фактор, который в какой-либо степени поможет ему в его работе. Он не пренебрегает ничем.

Оборудование его офиса

Он приезжает в свой офис, который находится на одном из верхних этажей большого небоскрёба в центре. На двери нет имени. Офис состоит из приёмной, отдельных комнат для помощников и его отдельного кабинета, отделённого распашными дверями от комнаты с котировочной доской. Это продолговатая комната с длинной силикатной котировочной доской с одной стороны и ряда из окон с другой. На доске выставляются котировки 30 или 40 ведущих активных акций и несколько активных фьючерсов, таких как хлопок, пшеница, кукуруза и овёс. Котировочная доска организована не так, как принято в стандартных брокерских конторах. Изменения в котировках не отмечаются c помощью печатных билетов, содержащих только открытие, вершину, низину и последнюю цену; вместо этого, каждая акция имеет свою собственную колонку, проходящую через всю длину доски, в которой различные изменения котировок записаны мелом, с многочисленными продажами вниз под аббревиатурой. Он предпочитает этот вид ведения котировок потому, что это даёт ему линию на колебаниях акции, размер ралли и реакции и относительную активность. Объём торговли не отображается на доске, он получает его из ленты.

Биржевой и новостной телеграф стоит напротив центра доски в нескольких футах, таким образом, он читает ленту со светом у него за спиной, и ему нужно лишь поднять глаза, чтобы увидеть любую акцию на доске.

Во многих брокерских конторах вы увидите низкие телеграфы на круглых столешницах, где три или четыре трейдера собрались вокруг, некоторые из них вынуждены или вытягивать шею или читать ленту вверх ногами. Ливермор не жалует низкие телеграфы, исключая случаи краткосрочного использования, когда он сидит за столом в своём офисе. Там у него есть батарея из них. Для основного использования ему нужны высокие телеграфные аппараты, с тем, чтобы он мог стоя смотреть на них. Он считает, что среди многих факторов, которые внесли свой вклад в его мастерство в этом бизнесе, является использование им высоких телеграфов, из-за чего он вынужден постоянно находиться в положении стоя и таким образом он может свободно дышать и получать беспрепятственную циркуляцию. Низкое расположение тех, кто находится вокруг низких телеграфов является прямым противоречием. Практически весь день он проводит на ногах. Его телефонные переговоры также делаются в положении стоя. Таким образом, он получает определенное количество физических упражнений.

Сходство Джесси Ливермора и Джеймса Кина

За исключением котировочной доски, обустройство его офиса значительно напоминают офис покойного Джеймса Р. Кина, выдающегося оператора фондового рынка, в кабинете которого у меня была привилегия провести много интересных часов. Г-н Кин также использовал высокий тикер и стоял на ногах во время сессии, продвигаясь назад и вперед к телефону на расстоянии в несколько футов, или к стенду в смежном кабинете. Если он не читал ленту — процесс, при котором его проницательные глаза казались скучными в самые важные времена рынка — г-н, Кин, имел специфический метод шагания назад и вперед, от тикера к другому концу его офиса и обратно, каждый шаг делался с жесткостью и точностью, выражая самое интенсивное внимание.

Его чтение ленты, казалось, было равномерным по определенному числу шагов, предпринятых как выше описано, таким образом, он делил ленту на ряд картин, высвеченных по одной в его воображении, и он совершал короткие прогулки, служащие периодами усваивания информации которую он наблюдал. Я ранее упомянул ценность регулярно отделяемых интервалов в исследовании рынка, а также скорость, с которой происходят эти изменения.

В ходе разговора г-н Кин стал бы лицом к тикеру и ко мне напротив. С очками в правой руке он подчеркивал бы свою точку зрения; но он бы говорил бы так долго; что его глаза опускались на ленту. Как только он взяли на прицел ленту, я мог продолжить разговор, но он не услышит ни слова. Его концентрация чтения ленты была так полна, что все другие предметы были полностью устранены. Он мог подойти к телефону и спросить, “Кто покупает Reading?” или ‘‘Что происходит с B.R.T.?” Затем он мог вернуться и изучить ленту, сделав бы свое конкретное количество шагов, и закончив свою умственную деятельность, вышел бы из своего транса и продолжил разговор с места, где он его закончил.

Во многих отношениях Ливермор напоминает Кина. Больше всего в его глазах, с веками немного понижающимися по бокам. Его нос также похож на нос Кина — выступающий на переносице. Я оставляю экспертам по физиономии определить, что это означает, но я знаю, что Ливермор, как и Кин, является глубоким, проницательным, изобретательным, находчивым, уверенным в себе, дальновидным и обладающим подобной льву храбростью. В их методах работы также я нахожу много сходства. Некоторые из них я объясню в последующих главах. Очень немного людей могут поговорить с Ливермором по телефону или лично. Он получает достаточно почты, но отвечает очень мало. У него нет времени на корреспонденцию. Рынок является работой человека. Люди, которых он видит, и письма, которые пишет, имеют тесную связь с рынком и его операциями, иначе он не может посвятить время им. Это соответствует его практике исключения всего незначительного.

Итоги

Из вышеприведенного мы заключаем:

  • Тишина и уединение важны для формирования здравого, четкого и независимого суждения. Как в любой другой работе, нужно сконцентрироваться. Размышление, планирование и решение действовать в этом бизнесе могут лучше всего быть выполнены подальше от офиса брокера.
  • Существует потребность в равновесии/самообладании.
  • Знание психологии является важным дополнением к умственному набору оператора.
  • Ясно мыслящий человек начинается из хорошего физического состояния, и к тому же необходима определенная сумма упражнений.
  • Понимание, объединенное с проницательной интерпретацией новостей, абсолютно необходимо, поскольку большие события иногда привязаны к маленьким сообщениям в печати.
  • Эффект новостей является индексом характера рынка, отношению больших интересов и их покупкам и продажам.
  • Спекуляция в ее самом истинном смысле, требует ожидания.
  • Лента отражает операции и намерения крупных операторов и инсайдеров.
  • Большие деньги находятся в долгих движениях.

Торговля Акциями. Джесси Ливермор. Книги.

Проект
Института Спроса и
Предложения. Inssip.ru

Wyckoff.ru
Ричард Вайкофф - еще одна легенда Уолл-стрит